Translate

понедельник, 7 ноября 2016 г.

Выкрадем вместе с забором

Намедни провели с Сергеем интересную и очень кинематографичную игру, первую в задуманной мини-кампании. Несмотря на наше притормаживание, все складывалось удивительно логично и картинно.


Где-то в прекрасной Африке британцы пытаются проложить железную дорогу. И у них для этого есть специалист — инженер. Который привез с собой жену. От умелого разведчика Хамзы Селима такое не скрыть. Основные силы освободительного движения нуждаются в подобных специалистах — пароходы там всякие, дирижабли, пушки и прочие орудия массового уничтожения, что тащут к нам проклятые империалисты и которые должны быть повернуты против них же! Решено — инженера с бабой евоной надо выкрасть.

 

Тиха и темна африканская ночь. Спит британский лагерь на пригорке. Зычно храпят по палаткам английские солдаты. Несколько часовых по периметру сонно вглядываются в предрассветные сумерки. Дежурный лейтенант курит у костра, в языках пламени чудятся ему танцующие складки платья жены инженера...

 

Не могу не обратить ваше внимание на прекрасный паровоз, который дядя Дима купил в "Детском мире" и перекрасил. Украшение нашего стола и миссии. Как и большой слон, прогуливавшийся немного в стороне. Он был так же одинок, как лейтенант... Возможно, именно эта незримая связь двух печальных душ и потянула англичанина от костра, в сторону грустно вздыхающего гиганта. Под видом обхода постов он устало смотрел в ночь, на едва видневшийся слоновий силуэт, на самом деле, продолжая вглядываться в себя.

Упаси тебя бог от сварливой жены! 
Всех лучше, скажу я, вдова старшины: 
С казенных харчей потеряешь штаны 
И любовь не сойдется со службой. 
Не сойдется со службой...

В общем, и сама природа, и охватившая британский лагерь меланхолия, и мастерство туземцев бесшумно и быстро передвигаться по родной земле — все способствовало тому, что Хамза и Бадри со своими людьми подобрались к лагерю незамеченными почти в упор.

Я "ходил" вон теми красными прямоугольниками — "блайндами" — и постоянно кидал на передвижение совершенно неприличные суммы, а Сергей нужные для "вскрывания" моих блайндов суммы — не кидал. К тому же, два блайнда были ложными, один из них вскрылся на подходе к лагерю. Синими маркерами обозначены палатки, в которых мог быть инженер с женой, мне необходимо было подойти к ним героем и "проверить" — выбросить накопительно 12+.

Ритм и настроение происходящего резко изменились, когда одна из моих групп вышла на открытое пространство в уже непосредственной близости от одного из постов, буквально под носом у лейтенанта.

 

Внезапно вышедшие из теней деревьев бэджасы с ружьями произвели соответствующий эффект. Лейтенанта затрясло, револьвер упорно не шел из кобуры, срывающимся голосом он заорал: "К оружию!" Из палаток начали высыпаться заспанные, одуревшие солдаты.

 

Их командиру окончательно отказал голос, будто задыхаясь он лишь махал руками в сторону уже целившихся в британцев дервишей. Красномундирники открыли беспорядочную пальбу — с ожидаемым результатом. Нулевым. Ответным залпом туземцы убили одного англичанина. Запахло кровью и в суматохе пролитыми в костер остатками ужина...

 

Несмотря на то, что первым пришедший в себя сержант начал криками и пинками вразумлять личный состав, стрельба им не давалась. Заметно лучше дело шло у дозорных, явно пребывавших в лучшей боеготовности и одиночными прицельными выстрелами периодически выбивавших цели из появляющихся со всех сторон групп противника.

Если мимо палишь ты, ружья не погань, 
Не рычи на него: косоглазая рвань! 
Ведь даже с тобой лучше ласка, чем брань, 
И друг пригодится на службе! 
Пригодится на службе...

Поняв, что замеченная группа увязла в перестрелке, Бадри решил вместе со своими рукопашниками бросится во фланговый обход. Пригибаясь, они выскочили из пальмовых зарослей и побежали в сторону повозок, лошадей и стоявшей там палатки — инженер мог быть там. Совершенно обалдевшие от такой наглости британцы даже не успевали в них толком прицелиться.


Тем временем, на противоположной стороне лагеря, у паровоза, одинокий дозорный не находил себе места. Было уже очевидно, что где-то за спиной идет бой и, вероятно, товарищи нуждаются в помощи, но если покинуть пост — сержант заставит есть навоз перед строем, а потом еще и пристрелить может. Черт, а тут, глядишь, пронесет — и сержант не застрелит, и пулю от дикаря не словишь... Проверил затвор, утер со лба холодный пот, крепче обхватил винтовку.

Не равняйся по трусам, попав под обстрел, 
Даже бровью не выдай, что ты оробел. 
Будь верен удаче и счастлив, что цел, 
И вперед! — как велит тебе служба. 
Как велит тебе служба...

Но надежда в это утро умирала первой.
Из зарослей высокой травы, буквально в двух шагах от Томми, призраками появились двадцать пять туземцев. Да, он был готов. Разве что тряслись руки и не моргали глаза. Два первых выстрела промазал. Под шквалом ненавидящих взглядов дикарей накрыла с головой волна адреналина. Остервенело, в упор, не на жизнь. Кажется, успел таки попасть в двоих. Копье в груди. Темно.


Хамза распахнул палатку. Поняв, что дальше прятаться смысла нет, из нее, прикрывая собой жену, вышел инженер. О его намерении дорого продать свою жизнь говорил не только взгляд, но и шотландский палаш, который инженер держал в руке уверенно, умело. Хамза жестом приказал своим людям опустить ружья, обнажил меч и шагнул навстречу смелому белому. Он выглядел достойным противником. Женщина завизжала.


В лагере сержанту наконец удалось построить в линию у флага почти уже паникующих и безбожно мажущих солдат. Это принесло плоды — стрельба стала заметно действенней, отряд туземцев мог уже лишь огрызаться парой выстрелов.

А когда неприятель ворвался в редут, 
И пушки-принцессы хвостами метут — 
Прицела не сбей, не теряйся и тут, 
К пальбе попривыкнешь на службе. 
Попривыкнешь на службе...

Истошные женские вопли возымели действие — из своей палатки вылезли артиллеристы, до сих пор считавшие, что в их услугах надобности нет, сослуживцы вроде как неплохо справлялись и сами, а дураков лезть под пули нету. Элита, что тут скажешь. Крики доносились как раз с той стороны, куда был направлен пулемет. И похоже, там — целая толпа дикарей.


Дуэль затягивалась. (Мы неправильно кидали кубы, все перепутали и никак не могли нанести друг другу достаточное для победы-сдачи в плен количество ран.) С другой стороны, возможно, именно опасение попасть по своим послужило причиной того, что ураганный пулеметный залп ощутимых результатов не дал. А Бадри уже зашел линии во фланг, понял, что Хамза вяжет инженера, группа стрелков подавлена и отступила — пора переключить внимание англичан на себя. Традиционно по максимуму отыгрываю карту "воинственный клич" — наношу шесть из шести возможных шоков британской линии, неплохо кидаю копья-камни-палки, добавив противнику еще шока, и готовлюсь влететь в рукопашку под гашишем (на руках — соответствующая карта).

Но в этот момент инженер каким-то удивительным образом побеждает Хамзу в поединке (очевидцы говорят, что он бесчестно выхватил револьвер!), но, понимая, что окружен двумя десятками взбешенных дикарей, а к горлу жены приставлен кинжал — сдается. Миссия выполнена, растворяемся в сумерках.
Кажется, за нами снаряжают погоню...


Твой ротный убит, нет на старших лица... 
Ты помнишь, надеюсь, что ждет беглеца. 
Останься в цепи и держись до конца 
И жди подкреплений от службы. 
Подкреплений от службы... 

Если ж, раненый, брошен ты в поле чужом, 
Где старухи живых добивают ножом, 
Дотянись до курка и ступай под ружьем 
К Солдатскому Богу на службу.

воскресенье, 6 ноября 2016 г.

Полнится земля африканская защитниками

Между делом у меня же продолжается пополнение армии защитников земли африканской от подлых империалистических захватчиков. На сегодняшний день покрашено и уже принимает участие в боях аж 60 миниатюр. Впервые в жизни у меня своя собственная покрашенная  армия такого размера :) Понятно, что надо еще разика хотя бы по три столько же...
Следуя настоятельным рекомендациям коллег по хобби и играм, поставил себе на горло кирзовый сапог и существенно снизил требования к собственному игровому покрасу. Что позволило ускориться, конечно.
Сфотать дома почему-то не успел, попробовал в клубе, в антураже, так сказать, но при тамошнем освещении. Короче, с фотками полный швах, но зафиксировать это событие надо.
В последнем отряде мной покрашено только четыре миниатюры, остальных дядя Сережа еще давно сделал. А при создании орудийных расчетов пришлось немного поконвертить, готовых таких минек нет. В ход пошли даже руки от викингов :)



Домики от Old Glory

Наконец-то домучал три дома от Old Glory. Это было долго и трудно, потому что на данный момент это худшее, что попадалось в руки из "фирменного" террейна. Причем концепт и общий дизайн очень даже ничего, но исполнение... Все очень грубо и очень криво. Не стыкуется, ползет в разные стороны, детали не дожаты. Качество отливки забивает последний гвоздь. Мыльно, криво, с дырками и очень хрупко. Один из домов серьезно пострадал при доставке, пришлось клеить и шпатлевать, хорошо, что он "по сюжету" частично обрушен и "лишние" трещины в итоге удалось адекватно вписать.
Используемая смола очень плохо держит краску, грунтовать надо чем-то ядерным. И все равно без гарантии.
Особенности используемых при "лепке" приемов в итоге привели к тому, что все, кроме первого базового слоя, красилось кистями. Вряд ли это заметно на получившихся фото, в клубе темновато для фотографирования, но старался подчеркнуть-создать текстуры, испачканность, обгорелость.
В общем, не рекомендую к приобретению. Но если вдруг — обращайтесь, постараемся покрасом "затащить" :)